Звоните нам: 8 (351) 728-49-99

Пишите нам: gkb1.oo@yandex.ru

Мы в социальных сетях: FВК, ОК 

medal

Челябинская городская больница в годы Великой Отечественной Войны

03.05.2017
Челябинская городская больница в годы Великой Отечественной Войны

Накануне 72 – летия Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г. публикуется много материалов о боевых действиях на фронтах, участии в них наших земляков, об известных и неизвестных фактах жизни города в этот период. Немало публикаций посвящено организации и работе эвакогоспиталей в г. Челябинске. И это вполне справедливо.

Совершенно очевидно, что с началом войны первостепенное значение придавалось организации работы тыловых эвакогоспиталей, развернутых в Челябинске и области. Для их оснащения из местных гражданских больниц передавалось оборудование, в том числе было передано большинство рентгеновских аппаратов. Часть медицинского персонала, была призвана в армию, задействована для работы в тех же госпиталях. Но нужно было лечить не только доставляемых раненых с фронта, но и местное население, рабочих промышленных предприятий, военных заводов, эвакуированное в город население, обеспечить санитарное благополучие города, не допустить эпидемий.

В докладе заведующего облздравотделом Рыскина А.Н. на бюро Обкома ВКП(б) в 1945 году отмечено, что усиленная миграция населения имела место в Челябинской области на протяжении всех 46 месяцев отечественной войны. Такая обстановка увеличивала возможность возникновения эпидемических заболеваний и требовала от медицинских работников самоотверженной работы за сохранение эпидемиологического благополучия.

В докладе были приведены показатели инфекционной заболеваемости в области за годы войны, которые демонстрировали, что после подъема заболеваемости в 1942 году (не носящей характер эпидемий), к 1944 году она снизилась по большинству инфекций (за исключением малярии). [1]

выавыа.jpg

В условиях войны, развертывания тыловых эвакогоспиталей в городе и области, мобилизации, миграции населения, на медиков, оставшихся на своих рабочих местах в лечебных учреждениях, ложилась многократно возросшая нагрузка.

Предлагаемый материал посвящен деятельности одного из гражданских лечебно-профилактических учреждений города в годы войны – городской клинической больнице №1.

Ситуация с оказанием медицинской помощи гражданскому населению складывалась непростая. Самая «старая» больница города к началу войны имела довольно изношенную материальную базу, она не являлась медико-санитарной частью какого – либо промышленного предприятия. Принципы организации медицинской помощи в медсанчастях были несколько иными, а главное, они могли рассчитывать на материально – техническую помощь своих предприятий. Городская больница такой возможности не имела. К больнице были прикреплены: Центральная поликлиника, поликлиника Челябстроя, поликлиника завода №6, завода «Калибр».

В 1938 году с вводом в эксплуатацию в Челябинске областной больницы, в нее перешли некоторые опытные врачи городской больницы.[2] Хирургическое отделение, существовавшее в больнице с дореволюционных времен, было закрыто. После перехода в областную больницу в 1941 году Рыскина Алексея Никитовича в городской больнице в течение года (с сентября 1941 г. по сентябрь 1942 г.) сменилось три главных врача и три завхоза.

В сентябре 1942 года главным врачом городской больницы была назначена Мороцкая Евгения Ивановна. Именно ей достался весь объем работы по организации деятельности городской больницы на весь период войны. Евгения Ивановна писала: «Великая отечественная война наложила суровый отпечаток на все стороны жизни, работать стало труднее и сложнее и в то же время военная обстановка потребовала более четкой работы».

Здания больницы были деревянные, павильонного типа, достаточно высокие и светлые, с водопроводом и канализацией, но с печным отоплением, только в 2-х корпусах – хирургическом и гинекологическом, отопление было центральное. Вентиляция осуществлялась форточками. Имелось 7 лечебных корпусов, здание конторы, отдел питания, прачечная, гараж, склады и конюшни. Все здания не ремонтировались в течение нескольких лет и были ветхими. «Внутренняя отделка убогая, темные панели, старые некрашеные полы. Нет уюта и комфорта. Кровати и мебель старые и потрепанные. Оборудование больницы очень бедно: не хватает хоз. инвентаря, мебели, белья, матрасов, одеял, халатов для больных и т. д.».

Больница имела 362 койки.

Существенную роль в жизни больницы сыграл тот факт, что в Челябинск в 1941 году был эвакуирован Киевский медицинский институт. На базе местных больниц и медсанчастей разворачивались клинические кафедры института. Городская больница так же стала базой для некоторых кафедр. Руководителями клинических отделений стали известные ученые, профессора и доценты, пришли работать ассистенты кафедр.

На 31 декабря 1942 года структура больницы была следующей:

1.Терапевтическое отд. на 49 коек – зав. доцент Ефимов Я.С.

Руководитель клиники проф. Губергриц М.М.

2. Хирургическое отд.– 43 койки – зав. отд. и рук. клиники проф. Городинский В.М.

3. Гинекологическое отд. – 66 коек - зав. отд. проф. Дыхно М.А.

Руководитель клиники проф. Ольшанецкий А. М.

4. Детское отд. – 30 коек - зав. отд. доктор Подольская П.З.

Руководитель клиники проф. Дулицкий И.М.

5. Туберкулезное отд. – 61 койка – зав. отд. д-р Александрова Ф.И.

Руководитель клиники доцент Глузман

6. Психиатрическое отд. – 59 коек – зав. отд. проф. Смирнов А.А.

Руководитель клиники проф. Фрумкин Я.П.

7. Нервное отд. – 42 койки – зав. отд. Чиреева А.М.

Руководитель клиники проф. Маньковский Б.Н.

8. Приемный покой - 12 коек – зав. отд. д-р Резникова Е.А.

9. Рентгеновское отд. – зав. д-р Гермонова А.М.

10. Клиническая лаборатория – зав. д-р Бронштейн Р.М.

11. Патолого - анатомическое отд. – прозектор д-р Финкель З.Н.

Кроме того, в город прибывали эвакуированные из западных областей врачи. Тем не менее, больница в 1942 году была недоукомплектована врачебными кадрами.

По штату имелось 39, 5 врачебных должностей. Укомплектованы они были за счет 20 физических лиц. Но дополнительно было 24,5 врачебных должности за счет клиник мединститута, из них профессоров – 5, доцентов – 7, ассистентов - 6,5, ординаторов – 6. Средний персонал был укомплектован на 73 %.

Мединститут в порядке помощи городскому здравоохранению решил восстановить хирургическое отделение, и на базе его открыть клинику, которая изначально помещалась в больнице ЧТЗ. Для хирургического отделения был отведен один из корпусов больницы. При организации отделения возник ряд трудностей, связанных с необходимостью произвести хоть какой –то ремонт, добыть необходимое оборудование и подготовить штат хирургического отделения.

Твердый, и часть мягкого инвентаря были взяты из закрывшегося детского санатория. Хирургический инструментарий был отобран на складах мединститута. Операционный стол и тюфяки были получены из отдела эвакогоспиталей. Не хватало обычного инвентаря, посуды, предметов ухода, оборудования для лечения пациентов с травмами. Персонал обучался по ходу дела.

Большие затруднения представляло отсутствие автоклава, материал носили для стерилизации через весь город. Только в сентябре 1942 года удалось установить собственный автоклав, и провести в стерилизационную горячую воду.

До 1942 года в больнице не было единого приемного покоя, больных принимали в отделениях. В 1942 г. организован централизованный приемный покой. Прием больных осуществлялся с 9 до 15 часов, после 15 принимали только экстренных.

Всего за 1942 год через больницу прошло 5 757 больных. Из 5 757 больных выписано с выздоровлением 49, 4 %, с улучшением 31,8 %, без перемен 10, 2 %, с ухудшением 8, 6%. Летальных исходов было 10,2 % (за вычетом летальности в 1-е сутки). Летальность по больнице в 1941 году была равна 6,2 %. С современных позиций уровень летальности был очень высокий. Евгения Ивановна объясняла его так: «…Квалификация персонала в 1942 году была несомненно выше, так как в отделениях больницы развернулись клиники Киевского медицинского института. Таким образом, повышение процента летальности следует отнести за счет других причин, в частности: течения заболевания у ослабленных больных, которых мы наблюдали среди эвакуированного населения, в некоторых случаях недостатка медикаментов (перебои в снабжении сульфидином, что отражалось на исходах при пневмониях и менингитах)».

За 10 месяцев 1942 года во вновь открытом хирургическом отделении было пролечено 545 больных. Летальность составила 7,1% (39 человек). Проведено 524 операции по поводу разнообразной хирургической патологии. Основным методом обезболивания была местная анестезия. Проводилась спинно-мозговая анестезия, гексоналовый наркоз применялся всего 51 раз. Применялся и эфирный наркоз, главным образом у травматологических больных и детей.

Наиболее высокий процент летальности давали: крупозная пневмония, менингит, но особенно туберкулез, при котором умирали до 50 % больных. У больных туберкулезом в возрасте старше 60 лет летальность была 100 %.

Существенным фактором, влияющим на летальные исходы, было отсутствие эффективных медикаментов, в частности антибиотиков (пенициллин в СССР разрешен к применению в 1943 году, а начал применяться только в 1944 году). Вся надежда при лечении многих заболеваний была только на сульфидин и стрептоцид (сульфаниламиды), отличающиеся от антибиотиков по механизму воздействия на бактерии. Но и этих препаратов не хватало.

В практике использовалась сыворотка А.Богомольца (антиретикулярная цитотоксическая сыворотка), о которой в настоящее время медики забыли. Широко применялось переливание крови (например, в гинекологии за год проведено 136 переливаний). Испытывались лекарственные травы: пустырник при сердечнососудистых заболеваниях, подорожник при поносах. Для внутривенных вливаний был испробован инвертный сахар (смесь глюкозы и фруктозы), сульфидин применялся при многих заболеваниях, в том числе при алиментарной дистрофии.

Очень высокая летальность наблюдалась у детей. Из 558 детей за год умерло 162 ребенка (29 %). В некоторых случаях смерти детей объяснялись недостатком сульфидина.

Самым большим корпусом в больнице был гинекологический, в нем размещалось 66 коек. В этом корпусе была организована аудитория для института и лаборатория.

Психиатрическое отделение располагалось в помещении совершенно не соответствующем требованиям. Большинство палат были проходные. Много мебели из отделения забрали при открытии хирургического корпуса.

Патолого-анатомическое отделение начало свою работу с 5 марта 1942 года. До этого момента временно работающие прозектора осуществляли исследования эпизодически. Патолого-анатомическое отделение находилось в одном здании с судмедэкспертизой. На базе отделения были развернуты 2 кафедры – судебной медицины и оперативной хирургии.

В 1942 году произведено 445 вскрытий. Отсутствовал постоянный прозектор, в зимнее время в особо холодные дни вскрытие не производилось в связи с замерзанием трупов в секционной.

Для коллектива больницы этот период был серьезным испытанием. Необходимо было наладить не только клиническую работу совместно с кафедрами медицинского института, но и обеспечить жизнедеятельность учреждения. Сотрудникам приходилось своими силами заготавливать для больницы топливо на зиму, выполнять всевозможные хозяйственные работы. Топлива все равно не хватало. Как писала Евгения Ивановна «… приходилось экономить каждую щепку, каждый килограмм угля». Больница имела свое подсобное хозяйство, где силами сотрудников производились посевы картофеля, овощей, овса для лошадей. 40% урожая уходило сотрудникам больницы.

Для транспортного обслуживания больница имела один автомобиль – «полуторку» и три лошади.

К 1944 году работа в больнице вошла в свой ритм, улучшились многие показатели, особенно такой важный показатель для больницы, как летальность. Правда, количество коек несколько уменьшилось, их стало 332, так как было выведено из структуры больницы детское отделение (вновь организовано после войны).

Гинекологическое отделение – 70 коек;

Терапевтическое отделение – 62 койки;

Неврологическое отделение – 45 коек;

Туберкулезное отделение – 51 койка;

Психиатрическое отделение – 55 коек;

Хирургическое отделение – 45 коек.

С изменением структуры больницы изменился и показатель летальности, и стал даже ниже довоенного.

1940 год – 5,4%

1941 год – 6,2 %

1942 год – 10,2%

1943 год – 5,7 %

1944 год – 3,6%

Снижение летальности связано не только с изменением структуры. Улучшилось качество оказания медицинской помощи, так как в больнице уже в полную силу работали сотрудники кафедр медицинского института. Но в июле 1944 года произошла реэвакуация Киевского института, и больница понесла определенные кадровые потери, как и при открытии областной больницы в 1938 году и с началом войны в 1941. Сменились руководство отделений и часть врачей. На смену руководителей кафедр - киевлян приходили руководители организованного Челябинского медицинского института. Хирургическое отделение, на какое – то время, было свернуто до минимума.

«Зависала» судьба гинекологического отделения. После отъезда Киевского мединститута Горздравотделом было дано указание отделение свернуть, а на его базе развернуть кожно – венерологическое. В течение 1,5 месяцев судьба отделения была неопределенной. В итоге гинекологическое отделение, все – таки, осталось в структуре больницы.

В первом полугодии 1944 года работа лаборатории проходила в нормальных условиях, в июле в связи с реэвакуацией мединститута ушло 5 квалифицированных сотрудников. Уехали 2 врача рентгенолога, к работе был привлечен совместитель, врач больницы, знающий рентгеноскопию. Приглашали так же врача из госпиталя.

В 3 квартале 1944 года в больнице был веден новый управленческий инструмент - учет эффективности лечения. Каждый лечащий врач по окончании месяца анализировал истории болезни выписавшихся больных, продумывал, почему получились те или иные исходы, изучал эффективность применявшихся методов лечения и такой анализ подавал заведующему отделением в письменной форме. Отчеты обсуждались на конференциях, заведующие отделением готовили сводный анализ и один раз в месяц в письменной форме подавали его главному врачу. Такая форма контроля давала свой положительный эффект. Так, например, летальность от туберкулеза в 1944 году по сравнению с 1943 годом снизилась в 2,5 раза.

На базе отделений больницы велась активная научная работа, не только сотрудниками института, но и врачами этих отделений.

В хирургическом отделении в 1944 году было подготовлено 3 хирурга для работы в медсанчастях крупных заводов, 2 хирурга для работы в области, подготовлено 3 операционных медсестры, которые были отправлены в действующую армию. При больнице работали курсы подготовки медицинских сестер.

Евгения Ивановна высоко оценивала работу больничной аптеки: «Отличительной и прекрасной чертой нашей аптеки является то, что заведующий аптекой постоянно бывает в отделениях и знает всех тяжелых больных и если нужно достать те или иные медикаменты, то сотрудники аптеки избегают весь город, но достанут». За 1944 год аптека отпустила 40 тыс. рецептов и отделения больницы уже не испытывали нужды в лекарствах. [3]

В 1945 году был поставлен вопрос о том, что больница должна быть оформлена как клиническая. И вскоре она стала клинической.

В конце войны начался обсуждаться вопрос и о строительстве новых больничных корпусов.

Примечания

1. ОГАЧО Ф. 1595 оп. 1 д. 79 л. 12

2. ОГАЧО Ф. П – 288 оп. 7 д. 1587 связка 18 л. 6-7

3. ОГАЧО Ф. 386 оп. 3 д. ед. хр. 1 Медицинские отчеты Челябинской городской больницы за 1942, 1944 год.

IMG_2140.JPG  IMG_2138.JPG

IMG_2127.JPG  IMG_2141.JPG

                                  IMG_2128.JPG

Н.А. Алексеев, заведующий музеем истории медицины г. Челябинска, заслуженный врач РФ.